Настоящий обзор практики адвокатского бюро «Линия права» касается уголовного дела по обвинению нашего клиента (далее – Клиент) в совершении преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 211 Уголовного кодекса Республики Беларусь (присвоение либо растрата имущества лицом, которому оно вверено в особо крупном размере) и преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 216 Уголовного кодекса Республики Беларусь (причинение имущественного ущерба без признаков хищения, совершенное группой лиц по предварительному сговору либо в крупном размере).


СПОЙЛЕР:

Клиент был признан невиновным в совершении преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 211 Уголовного кодекса Республики Беларусь.

По ч. 2 ст. 216 Уголовного кодекса Республики Беларусь наш Клиент был признан виновным, наказание – ограничение свободы без направления в исправительное учреждение открытого типа на срок 3 года.


ОБСТОЯТЕЛЬСТВА ДЕЛА.

Гражданин «А» (наш Клиент) работал в должности кассира в букмекерской конторе.

28.10.2017 года гражданин «А», находясь на рабочем месте, осуществлял ставки на результаты спортивных событий, при этом денежные средства в кассу не вносились. Всё (выигрыши, оформление ставок) оформлялось на иных лиц, которые фактически не находились в тот момент в букмекерской конторе. Всего было осуществлено 94 ставки на сумму 146 520 белорусских рублей.

По итогам поставленных ставок выигрыш составил 87 557,50 белорусских рублей (с учетом уплаченного 4 % подоходного налога, который списывается автоматически).

В связи с тем обстоятельством, что ставки осуществлялись без внесения денежных средств, в кассе букмекерской конторы образовалась недостача в размере 62 237 белорусских рублей, о чем гражданин «А» сообщил своему руководству.

Следует отметить, что Клиент обратился в адвокатское бюро «Линия права» после окончания предварительного расследования, когда дело находилось в прокуратуре.


СУДЕБНОЕ РАЗБИРАТЕЛЬСТВО.

Позиция обвинения о виновности нашего клиента в совершении преступления, предусмотренного ч.4 ст.211 УК, с точки зрения действующего законодательства, была крайне необоснованна, что заключалось в следующем.

В соответствии с ч.4 ст.211 УК, Присвоение либо растрата имущества лицом, которому оно вверено, совершенные организованной группой либо в особо крупном размере, наказываются лишением свободы на срок от трех до двенадцати лет с конфискацией имущества и с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью.

Однако, действия нашего клиента нельзя рассматривать как присвоение либо растрата имущества лицом, которому оно вверено.

В соответствии с п.16 постановления Пленума Верховного Суда Республики Беларусь от 21.12.2001 №15 «О применении судами уголовного законодательства по делам о хищении имущества» хищение имущества путем присвоения или растраты может быть совершено только лицом, которому это имущество вверено. Вверенным является имущество, в отношении которого лицо в силу трудовых, гражданско-правовых или иных отношений наделено полномочиями владения, пользования или распоряжения. Если вверенное имущество отчуждено незаконно и безвозмездно, то при отсутствии корыстной цели действия не должны рассматриваться как хищение.

Исходя из норм Положения о порядке функционирования специальной компьютерной кассовой системы (СККС), обеспечивающей контроль за оборотами в сфере игорного бизнеса, и мониторингового центра в сфере игорного бизнеса по ее обслуживанию, Указа Президента Республики Беларусь от 19 ноября 2010 г. № 599 О некоторых мерах по совершенствованию порядка осуществления деятельности в сфере игорного бизнеса и Правил проведения игры в букмекерской конторе, под денежными выплатами, осуществляемыми Работником, следует понимать «Выигрыш» (денежные средства, электронные деньги, иное имущество, подлежащие (подлежащее) выплате (передаче, перечислению) участнику азартной игры при наступлении результата, предусмотренного правилами организации и проведения азартной игры).

Учитывая тот факт, что денежная сумма, указанная в обвинении по ч.4 ст.211 УК является, по сути, выигрышем, то он подлежал бы выплате тем лицам, на имя которых совершались ставки нашим клиентом. В соответствии с этим, если признать, что данные ставки были законными, то букмекерской конторе не причинен ущерб, ввиду того, что указанные деньги конторе не принадлежали бы.

В ходе судебного разбирательства обвинение занимало позицию, что, в данном случае, договор (ставка), заключался между гражданином «А» и букмекерской конторой. Однако, даже в этом случае, если бы ставки осуществлялись законно, то необходимо было бы выплатить нашему клиенту денежные средства в виде выигрыша (т.е. они бы принадлежали ему). Следовательно, опять же, имущественный ущерб букмекерской конторе не причинен, т.к. имущество для обвиняемого не являлось бы чужим. А завладение своим собственным имуществом не может быть признано хищением.

Решающим аргументом, оправдывающим нашего клиента, является тот факт, что он потенциально не мог присвоить себе денежные средства, которых не существовало в реальности (напомним, что ставки гражданином «А» осуществлялись без внесения денежных средств).

Суд полностью согласился с доводами защиты, сделав выводы о том, что обвинением, хотя и представлены доказательства совершения нашим клиентом 94 ставок и выигрыша по ним денежных средств, но не представлены достоверные доказательства, подтверждающие принадлежность данных денежных средств букмекерской конторе. В связи с этим, по мнению суда, обвинением не предоставлено доказательств совершения нашим клиентом преступления, предусмотренного ч.4 ст.211 УК.

Касательно обвинения по ч. 2 ст. 216 УК следует отметить следующее.

Суд в приговоре согласился с доводами обвинения о виновности нашего клиента в совершении преступления, предусмотренного ч.2 ст.216 УК. Однако мы с этим категорически не согласны, т.к. считаем, что необходимо, чтобы букмекерской конторе был причинён (1) реальный ущерб имуществу, причём учитывая, что в уголовно-правовом смысле под ущербом в ст. 216 УК, наряду с уменьшением имущества, является также неполучение причитающегося имущества, следует отметить, что такое имущество (2) должно быть получено законным способом и букмекерская контора (3) должна им правомерно владеть.

В случае с причинением ущерба имуществу юридического лица, законным приобретением имущества будет считаться его приобретение, например, на основании сделки. Учитывая специфику деятельности букмекерских контор, при которой их доход заключается в произведённых ставках, а также, что ставка является обязательным условием участия в азартной игре, и что азартная игра – это соглашение о выигрыше, также учитывая положения Указа Президента Республики Беларусь от 10.01.2005 N 9 «Об утверждении Положения об осуществлении деятельности в сфере игорного бизнеса на территории Республики Беларусь», следует вывод, что для участия в азартной игре заключается сделка.

Указанный договор заключается между организатором, в лице уполномоченного кассира, и участником игр. Таким образом, уполномоченный кассир является представителем организации (ст. 183 Гражданского кодекса Республики Беларусь). Откуда следует, что наш Клиент, на момент заключения договора являлся представителем организации.

Как следует из п. 3 ст. 183 Гражданского кодекса Республики Беларусь представитель не может совершать сделки от имени представляемого в отношении себя лично. Соответственно такая сделка является ничтожной, и все произведённые ставки также являются ничтожными сделками.

Исходя из изложенного, следует вывод, что букмекерская контора приобрела имущество в виде денежных средств в сумме 62 237 рублей незаконно, что нельзя признать недостачей.

Также следует отметить, что согласно п. 1 ст. 10 Закона Республики Беларусь от 12.07.2013 № 57-З «О бухгалтерском учете и отчетности» каждая хозяйственная операция подлежит оформлению первичным учетным документом.

Поскольку ставка – это обязательное поступление денежных средств либо их эквивалента в кассу предприятия, то такое поступление денежных средств обязательно должно быть оформлено надлежащими, имеющими юридическую силу, документами. Как следует из уголовного дела, все ставки наш Клиент оформлял на третьих лиц, то есть документы, подтверждающие ставки, содержали недостоверные сведения.

Соответственно, учитывая, что в первичных учётных документах содержатся недостоверные сведения, то есть фактически, такие документы не имеют юридической силы, то проведённые хозяйственные операции не могут быть отражены на счетах бухгалтерского учёта и соответственно такие операции не могут являться законным основанием для владения денежными средствами.

Таким образом, букмекерская контора не обладала, не могла и не может правомерно владеть денежными средствами в сумме 62 237 рублей.

Исходя из изложенного, мы придерживаемся мнения, что наш Клиент не причинил имущественный ущерб букмекерской конторе.


ИТОГ.

Таким образом, приговором суда наш клиент был признан невиновным в присвоении имущества лицом, которому оно было вверено, совершенном в особо крупном размере и, соответственно, была оправдана по ч.4 ст.211 УК.

В тоже время, наш клиент был признан виновным в совершении причинения имущественного ущерба посредствам извлечения имущественных выгод в результате злоупотребления доверием, путем модификации компьютерной информации при отсутствии признаков хищения, то есть в совершении преступления, предусмотренного ч.2 ст.216 УК.

Однако, в связи с тем, что мы не согласны с выводами суда о виновности нашего клиента, на приговор суда в части признания нашего клиента виновным в совершении преступления по ч.2 ст.216 УК, нами была подана апелляционная жалоба в вышестоящий суд, которая, к сожалению, осталась без удовлетворения.



В настоящее время осуществляется подготовка надзорной жалобы на приговор.



P.S. Юридическая помощь оказывалась адвокатом адвокатского бюро «Линия права» Дмитрием Кременевским.

Close
Close
Дмитрий Кременевский
Партнёр, адвокат
Made on
Tilda