ПУТИ РЕШЕНИЯ ПРОБЛЕМЫ РАЗГРАНИЧЕНИЯ ПРАВОТВОРЧЕСКИХ ПОЛНОМОЧИЙ МЕЖДУ ПРЕЗИДЕНТОМ РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ И ПАРЛАМЕНТОМ – НАЦИОНАЛЬНЫМ СОБРАНИЕМ РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ

Рассматриваются вопросы разграничения правотворческих полномочий между Президентом и Парламентом Республики Беларусь, юридическая сила законодательных актов и полномочия высших органов государственной власти на издание правовых актов. Анализируются различные ситуации, при которых возникает конкуренция правотворческих полномочий, а также проблемы в определении юридической силы законодательных актов. Изучается зарубежный опыт решения проблемы конкурирующей компетенции. Делаются выводы о необходимости официального толкования некоторых норм Конституции Республики Беларусь, внесение изменений в некоторые Законы Республики Беларусь, регулирующие полномочия Президента и Парламента Республики Беларусь на издание нормативных правовых актов, а также юридическую силу таких актов, и предлагаются редакции таких толкований и изменений.



Введение. Приобретение Республикой Беларусь суверенитета ознаменовало новую эпоху в развитии белорусской государственности и повлекло за собой реформирование всего государственного механизма. С принятием Конституции Республики Беларусь 1994 года претерпела значительные изменения правовая система, и, как следствие, сложился новый механизм государственного управления.

Огромное влияние на развитие действующей правовой системы оказало введение в Республике Беларусь Конституцией 1994 года института президентства. Значение Главы государства сложно переоценить, что объясняется широтой его компетенции (с изменениями и дополнениями Конституции Республики Беларусь, принятыми на республиканских референдумах 24 ноября 1996 г. и 17 октября 2004 г.). Однако именно в широте компетенции Президента и кроется основная проблема эволюции рассматриваемого института, поскольку при осуществлении Президентом своих полномочий регулированию подвергаются общественные отношения, нередко отнесенные к предмету правового регулирования иных органов государственной власти, в связи с чем, возникает конкуренция компетенций, в частности между Президентом Республики Беларусь и Парламентом – Национальным собранием Республики Беларусь. Кроме того, в связи с тем, что правовыми актами Президента Республики Беларусь и актами Парламента могут регулироваться одни общественные отношения, возможно возникновение проблем в определении правового акта, подлежащего применению в конкретном случае, то есть – необходимо определить юридическую силу названных актов. При таких обстоятельствах представляется необходимым поиск такой формы организации и сотрудничества высших органов государственной власти, при которой будет обеспечено реальное их взаимодействие в рамках правового поля, а также будут соблюдены основополагающие принципы современной государственности, в частности – принципы сдержек и противовесов, разделения властей.



Обоснование существования конкуренции компетенций

Президент Республики Беларусь как реальный Глава государства обладает широкими полномочиями в нормотворческой сфере, реализуя свои полномочия, в том числе и через издаваемые им правовые акты. Виды правовых актов, издаваемых Президентом, установлены ст. 85 Конституции Республики Беларусь. К ним относятся указы, декреты и распоряжения [1]. Из них нормативными правовыми актами являются декреты и указы. Распоряжения, если иное не предусмотрено Президентом Республики Беларусь, являются ненормативными правовыми актами.

Указ Президента Республики Беларусь – нормативный правовой акт Главы государства, издаваемый в целях реализации его полномочий и устанавливающий (изменяющий, отменяющий) определенные правовые нормы [2]. Указы Президента – правовые акты, относящиеся к неопределенному кругу физических и юридических лиц и действующие в долговременном плане Указы Президента могут издаваться на основе Конституции и в целях реализации на практике законов. Президент также вправе издавать указы, не носящие нормативного характера, т.е. указ может быть правоприменительного характера.

Декрет Президента Республики Беларусь – нормативный правовой акт Главы государства, имеющий силу закона, издаваемый в соответствии с Конституцией Республики Беларусь на основании делегированных ему Парламентом законодательных полномочий либо в случаях особой необходимости (временный декрет) для регулирования наиболее важных общественных отношений [2].

В Конституции Республики Беларусь и Законе «О Президенте Республики Беларусь» определяются случаи, в которых Глава государства вправе издавать декреты.

Таким образом, действующему законодательству Республики Беларусь известны акты Президента Республики Беларусь в форме декретов, указов и распоряжений, при этом выделяют временные и делегированные Декреты Президента Республики Беларусь, правоприменительные и нормативные Указы Президента Республики Беларусь. Декреты Президента Республики, как следует из самой их дефиниции, призваны регулировать именно наиболее важные общественные отношения.

Между тем, в силу ч.1 ст. 90 Конституции Республики Беларусь Парламент - Национальное собрание Республики Беларусь является представительным и законодательным органом Республики Беларусь [1].

Из приведенных правовых норм объективно следует, что основной функцией Парламента Республики Беларусь является именно законодательная деятельность, выражающаяся в принятии соответствующих решений, облекаемых в форму законов.

Под Законом Республики Беларусь понимается нормативный правовой акт, закрепляющий принципы и нормы регулирования наиболее важных общественных отношений [2].

В соответствии с ч.1 ст. 16 Закона Республики Беларусь «О нормативных правовых актах» законом Республики Беларусь регулируются наиболее важные общественные отношения [2].

Таким образом, Закон Республики Беларусь, а равно и Декрет Президента Республики Беларусь, регулируют наиболее важные общественные отношения, однако конкретный перечень общественных отношений, подлежащих регулированию именно Декретом Президента Республики Беларусь либо Законом не определен, в связи с чем, на наш взгляд, в системе белорусского законодательства имеет место конкуренция компетенций правотворческих органов, в частности, Президента Республики Беларусь и Парламента – Национального собрания Республики Беларусь. Следует отметить, что п.2 ч.1 ст. 97 Конституции Республики Беларусь установлен перечень общественных отношений, проекты законов по которым рассматриваются Палатой представителей Национального собрания Республики Беларусь, однако полагаем, что само по себе лишь указание такого круга общественный отношений не устраняет имеющуюся конкуренцию, в связи с чем, названная проблема подлежит дальнейшему исследованию.

При таких обстоятельствах, полагаем, что имеющаяся конкурирующая компетенция в сфере законотворчества между Президентом Республики Беларусь и Парламентом не позволяет в полной мере реализовать признанный Республикой Беларусь принцип сдержек и противовесов, а также принцип разделения властей.

Зарубежный опыт решения проблем конкурирующей компетенции

В соответствии с конституционным режимом «Пятой Республики» во Франции, учрежденным Основным законом 1958 года, Президент подписывает важнейшие регламентарные акты французского правительства – ордонансы, имеющие силу закона, и декреты для текущего регулирования [3].

Разделом V Конституции Французской Республики регламентируются отношения между Правительством и Парламентом. Статьёй 34 названного раздела устанавливается перечень общественных отношений, регулируемых законом, в частности, закон во Французской Республике устанавливает нормы, относящиеся к гражданским правам и основным гарантиям, предоставляемым гражданам для осуществления публичных свобод; обязанностям, касающимся граждан и их имущества, обусловленным задачами национальной обороны; гражданству, гражданскому состоянию и правоспособности, семейно-имущественным отношениям, наследованию и дарению; определению преступлений и деликтов, а также налагаемых за них наказаний; уголовному судопроизводству, амнистии; созданию новых судебных инстанций и статусу магистратов; источникам, ставкам и условиям взимания всякого рода налогов; порядку денежной эмиссии [3].

Также, французский закон устанавливает нормы, касающиеся порядка выборов в палаты Парламента и органы местного самоуправления; установления категорий публичных учреждений; основных гарантий, предоставляемых гражданским государственным служащим и военнослужащим; национализации предприятий и передачи собственности предприятий публичного сектора в частный; и определяет основные принципы общей организации национальной обороны; свободного управления местных коллективов, их компетенции и доходов; образования; трудового права, профсоюзного права и социального обеспечения [3].

При этом, ч.5 ст. 34 Конституции Французской Республики содержит оговорку о том, что закрепленные в указанной норме положения могут быть уточнены или дополнены органическим законом. То есть, в случае необходимости, французский парламент может расширить перечень общественных отношений органическим законом, который, однако, может быть принят лишь с согласия Конституционного совета, который высказывается о конституционности такого закона. Следовательно, конституционное законодательство Французской Республики содержит в себе и ограничения для парламента по расширению своих законодательных функций.

В соответствии со ст. 37 Конституции Французской Республики вопросы, не входящие в сферу законодательства, носят регламентарный характер. Законодательные акты, изданные по этим вопросам, могут быть изменены декретами, принятыми после заключения Государственного совета [3].

Также, в силу абз.1 ст. 38 Конституции Французской Республики правительство может для выполнения свой программы просить парламент о разрешении в течение ограниченного срока осуществлять путем ордонансов меры, которые обычно относятся к области законодательства [3].

Таким образом, французское конституционное законодательство решает проблему конкурирующей компетенции правотворческих органов в области принятия правовых актов путем разграничения сфер их ведения, относя регулирование важнейших общественных отношений к компетенции законодательного органа – парламента, а отношений, вытекающих из указанных и являющихся более узкими по своей природе, то есть регламентарных, ‑ к ведению правительства и президента. Соответственно, актом высшей юридической силы, регулирующим общественные отношения, прямо отнесенные к ведению парламента, является именно закон, а иные правовые акты, в том числе, акты французского правительства и президента, издаются на основании и во исполнение закона.

Полагаем, что такой способ решения проблемы конкурирующей компетенции позволяет высшим органам государственной власти в полной мере осуществлять всю полноту предоставленной власти, не вмешиваясь при этом в обычные сферы деятельности друг друга, что соответствует принципам разделения властей, сдержек и противовесов, и, безусловно, положительно сказывается на всём государственном механизме.

Следует также отметить, что конституционное законодательство Республики Беларусь имеет схожие правовые конструкции и, на наш взгляд, позволяет разграничить компетенции высших органов государственной власти в области принятия нормативных правовых актов.

Возможности интерпретации опыта Французской Республики в конституционном законодательстве Республики Беларусь

Так, п.2 ч.1 ст. 97 Конституции Республики Беларусь установлено, что рассмотрение проектов законов относится к исключительной компетенции нижней палаты Парламента Республики Беларусь – Палаты Представителей. Указанным пунктом также установлен перечень общественных отношений, для регулирования которых и рассматриваются такие проекты законов, к ним в частности относятся проекты об утверждении основных направлений внутренней и внешней политики Республики Беларусь; военной доктрины; ратификации и денонсации международных договоров; об основном содержании и принципах осуществления прав, свобод и обязанностей граждан; о гражданстве, статусе иностранцев и лиц без гражданства; о правах национальных меньшинств; об утверждении республиканского бюджета и отчета о его исполнении; установлении республиканских налогов и сборов; о принципах осуществления отношений собственности; об основах социальной защиты; о принципах регулирования труда и занятости; о браке, семье, детстве, материнстве, отцовстве, воспитании, образовании, культуре и здравоохранении; об охране окружающей среды и рациональном использовании природных ресурсов; об определении порядка решения вопросов административно-территориального устройства государства; о местном самоуправлении; о судоустройстве, судопроизводстве и статусе судей; об уголовной ответственности; об амнистии; об объявлении войны и о заключении мира; о правовом режиме военного и чрезвычайного положения; об установлении государственных наград; о толковании законов.

Закрепление конкретных общественных отношений в данной статье Конституции Республики Беларусь представляется не случайным, и, полагаем, имеет своей целью определение такого круга отношений, правовое регулирование которого должно осуществляться именно законом, выступающим актом высшей юридической силы (после Конституции Республики Беларусь) в данной сфере. Представляется также обоснованным утверждение о том, что иные акты законодательства, в том числе и правовые акты Президента Республики Беларусь, изданные для регулирования общественных отношений, прямо перечисленных в п. 2 ч. 1 ст. 97 Конституции Республики Беларусь, должны иметь своей основой именно акты Парламента Республики Беларусь, изданные в форме закона, и не противоречить им. Полагаем, что регулирование указанных общественных отношений посредством актов Президента Республики Беларусь возможно лишь в порядке опережающего законотворчества, а равно и для устранения имеющихся пробелов в правовом регулировании.

Для преодоления вышеуказанных проблем конкурирующих компетенций высших органов государственной власти, полагаем возможным принятие закона Республики Беларусь «О толковании п.2 ч.1 ст. 97 Конституции Республики Беларусь», в котором необходимо отдельно подчеркнуть высшую юридическую силу закона при регулировании последним общественных отношений, прямо отнесенных Конституцией Республики Беларусь к ведению Палаты представителей Национального собрания Республики Беларусь, в сравнении с актами иных органов государственной власти.

Проблема определения юридической силы закона Республики Беларусь по отношению к нормативным правовым актам Президента Республики Беларусь

Как отмечалось выше, Президент Республики Беларусь реализует свои полномочия путем издания правовых актов, при этом декреты и указы Президента являются нормативными правовыми актами.

Следовательно, в связи с тем, что правовыми актами Президента Республики Беларусь и актами Парламента могут быть одновременно урегулированы одни общественные отношения, возможно возникновение трудностей при определении правового акта, подлежащего применению в конкретном случае, то есть – необходимо определить юридическую силу названных актов.

Указанный вопрос разрешен ч. 3 ст. 137 Конституции Республики Беларусь, согласно которой «в случае расхождения декрета или указа с законом закон имеет верховенство лишь тогда, когда полномочия на издание декрета или указа были предоставлены законом» [1].

В настоящее время в Республике Беларусь сложилась практика придания большей юридической силы правовым актам Президента Республики Беларусь в сравнении с Законом Республики Беларусь. Представляется, что основной причиной такой практики выступает суженное толкование понятия закона, предоставляющего полномочия на издание декрета или указа в ст. 137 Конституции Республики Беларусь, под которым понимается исключительно закон о делегировании законодательных полномочий, что, на наш взгляд, является преждевременным выводом о действительном содержании понятий, закреплённых в рассматриваемой правовой норме.

Так, частями 1,2 ст. 101 Конституции Республики Беларусь регулируются вопросы делегированного правотворчества. В соответствии с положениями названных норм, Парламент Республики Беларусь вправе принять закон о делегировании Президенту Республики Беларусь законодательных полномочий на издание декретов, имеющих силу закона, в результате чего Глава государства наделяется полномочиями на издание так называемого делегированного декрета. В данном случае, очевидно, происходит прямая передача временных законодательных полномочий Парламентом Президенту Республики Беларусь, при этом, полагаем, что в отношении такой конструкции решен вопрос о юридической силе ч. 3 ст. 137 Конституции Республики Беларусь, поскольку полномочия на издание декрета прямо предоставлены законом.

Между тем, полагаем, что прямая передача законодательных полномочий путем издания закона о делегировании таких полномочий не является единственно возможным вариантом понятия «закона, предоставляющего полномочия», закрепленного в ч.3 ст. 137 Конституции Республики Беларусь.

Полагаем, что нормы действующего законодательства содержат в себе положения, косвенным образом предоставляющие полномочия для регулирования определённых общественных отношений иным субъектам правотворчества.

В качестве примера, обратимся к положениям особенной части гражданского законодательства, регулирующим арендные правоотношения.

Так, главой 34 Гражданского кодекса Республики Беларусь регулируются общественные отношения, связанные арендой. В соответствии с п.2 ст. 580 Гражданского кодекса Республики Беларусь договор аренды недвижимого имущества подлежит государственной регистрации, если иное не установлено законодательными актами [4].

Фактически, указанной правовой нормой, носящей императивный характер, установлены обязательные требования к форме договора аренды недвижимого имущества и закрепляется обязательная публичная фиксация такого договора, то есть его государственная регистрация. Между тем, полагаем, что законодатель в лице Парламента Республики Беларусь, осознавая значительную изменчивость таких правоотношений и сложность их оперативного регулирования, а равно как и сложность изменения такого регулирования путем издания закона, сделал соответствующую оговорку – «если иное не установлено законодательными актами», косвенно предоставив таким образом иным субъектам правотворчества, а с учетом того, что единственными законодательными актами помимо закона, являются декреты и указы Главы государства, в том числе и Президенту Республики Беларусь полномочия на регулирование таких правоотношений и изменение содержания соответствующих правовых норм, установленных законом.

Следует также отметить, что исходя из существующей правовой действительности, Президент Республики Беларусь фактически воспользовался предоставленными ему полномочиями путем издания Декрета Президента Республики Беларусь от 19 декабря 2008 г. №24 «О некоторых вопросах аренды капитальных строений (зданий, сооружений), изолированных помещений, машино-мест»[5].

Согласно п. 1.2. названного Декрета № 24 договоры аренды, субаренды недвижимого имущества, безвозмездного пользования недвижимым имуществом независимо от срока аренды, субаренды, безвозмездного пользования, об изменении или расторжении этих договоров, а также права на недвижимое имущество, возникающие в связи с заключением данных договоров, не подлежат государственной регистрации. Указанные договоры считаются заключенными со дня их подписания сторонами [5].

Таким образом, фактически, названным Декретом Президента Республики Беларусь от 19 декабря 2008 г. № 24 «О некоторых вопросах аренды капитальных строений (зданий, сооружений), изолированных помещений, машино-мест», изданным на основании косвенно предоставленного полномочия, внесены изменения в п. 2 ст. 580 Гражданского кодекса Республики Беларусь. Однако актом высшей юридической силы в данном случае является именно Гражданский кодекс Республики Беларусь, поскольку полномочия на издание временного декрета были предоставлены нормой указанного закона, следовательно, изменение таким декретом иных положений гражданского законодательства, право на регулирование которых не было предоставлено прямо либо косвенно, не допускается.

Следует также отметить, что положения, косвенным образом предоставляющие полномочия на регулирование определенных общественных отношений, аналогичные вышеуказанным, содержатся и в иных нормах как гражданского, так и иного законодательства.

Между тем, существующая практика правоприменения исходит из высшей юридической силы временного декрета Президента Республики Беларусь, а равно и иных актов Главы государства, в независимости от предоставления полномочий на регулирование общественных отношений законом Республики Беларусь, хотя бы и совершающим такое делегирование полномочий косвенно.

Полагаем, что названная проблема в определении юридической силы актов Президента и Парламента Республики Беларусь может быть решена путем принятия закона «О толковании ч. 3 ст. 137 Конституции Республики Беларусь», которым необходимо отдельно подчеркнуть возможность косвенного делегирования Парламентом законодательных полномочий иным субъектам нормотворчества, в том числе, и Президенту Республики Беларусь, а также необходимость толкования понятий, содержащихся в нормах Конституции Республики Беларусь.

Полномочия Президента Республики Беларусь на издание временного декрета

В соответствии со ст. 79 Конституции Республики Беларусь Президент Республики Беларусь является Главой государства, гарантом Конституции Республики Беларусь, прав и свобод человека и гражданина.

Полагаем бесспорным утверждение о том, что Президент Республики Беларусь является одним из важнейших институтов государственной власти в Республике Беларусь и призван обеспечивать, помимо прочего, стабильность самих основ государственного строя. Кроме того, Глава государства обязан принимать меры по охране суверенитета Республики Беларусь, ее национальной безопасности и территориальной целостности, обеспечивает политическую и экономическую стабильность, преемственность и взаимодействие органов государственной власти, осуществляет посредничество между органами государственной власти [1].

Принимая во внимание особую значимость названного института государственной власти и перечень непосредственных обязанностей по поддержанию конституционного строя, действующая Конституция Республики Беларусь наделяет Главу государства значительным объемом полномочий, позволяющим выполнять возложенные на него задачи.

Так, ч. 2 ст. 85 Конституции Республики Беларусь установлено, что в случаях, предусмотренных Конституцией, Президент издает декреты, имеющие силу законов [1].

При этом, особое место в иерархии полномочий Президента Республики Беларусь занимают именно временные декреты, порядок издания которых урегулирован ч.3 ст. 101 Конституции Республики Беларусь и ст. 30 Закона Республики Беларусь «О Президенте Республики Беларусь».

Согласно ч. 3 ст. 101 Конституции Республики Беларусь в силу особой необходимости Президент по своей инициативе либо по предложению Правительства может издавать временные декреты, имеющие силу закона. Если такие декреты издаются по предложению Правительства, они скрепляются подписью Премьер-министра. Временные декреты должны быть в трехдневный срок представлены для последующего рассмотрения Палатой представителей, а затем Советом Республики. Эти декреты сохраняют силу, если они не отменены большинством не менее двух третей голосов от полного состава каждой из палат. Палаты могут регулировать законом отношения, возникшие на основе декретов, которые отменены [1].

В соответствии с ч. 1 ст. 30 Закона Республики Беларусь «О Президенте Республики Беларусь» временные декреты издаются Президентом Республики Беларусь в силу особой необходимости без делегирования на то законодательных полномочий [6].

Таким образом, действующим законодательством установлено, что временные декреты могут издаваться в силу особой необходимости, при этом, законом Республики Беларусь «О Президенте Республики Беларусь» также регламентируется обязанность предоставления письменного обоснования необходимости принятия такого декрета, однако само понятие «особая необходимость» действующим законодательством не раскрыто, что, полагаем, может повлечь за собой издание декретов без соответствующего обоснования, а также необоснованное вторжение института Главы государства в законодательную деятельность Парламента, являющуюся естественной прерогативой последнего.

Следует также отметить, что действующее законодательство не дает ответа на вопрос, вправе ли Глава государства в случае отмены временного декрета Парламентом издать новый декрет аналогичного содержания. Во всяком случае, правовых препятствий для этого не усматривается. В то же время такой подход сводит на нет право законодательного органа на отмену временных декретов.

На наш взгляд, понятие «особая необходимость» должно трактоваться как некое внутреннее состояние государства, вынуждающее его Главу оперативно вмешаться в обычный законодательный процесс и урегулировать те либо иные общественные отношения, что должно быть связано с весьма острыми проблемами в обществе и государстве, которые, одновременно, связанны с выполнением Президентом функций, возложенных на него ст. 79 Конституции Республики Беларусь, то есть, обеспечением стабильности политической и экономической системы, купированием возможных военных угроз и т.д.

Сам по себе вопрос включения тех либо иных обстоятельств в содержание понятия «особая необходимость» является дискуссионным и подлежит дальнейшей разработке, а само принятие решения относительно толкования названного понятия может быть принято лишь на основе консенсуса между органами государственной власти.

Между тем, полагаем, что сам перечень обстоятельств, позволяющих Главе государства реализовать полномочия на издание временных декретов должен быть ограничен, что связано с необходимостью соблюдения системы принципа сдержек и противовесов, а также разделения властей.

Представляется обоснованным утверждение о том, что полномочия на издание временных декретов должны быть предоставлены Главе государства в случаях, прямо вытекающих из содержания ч. 2 ст. 79 Конституции Республики Беларусь, то есть в случаях необходимости:

‑охраны суверенитета Республики Беларусь, её территориальной целостности, обеспечения политической стабильности – что может быть выражено понятиями «военное положение» и «чрезвычайное положение»;

‑ обеспечения экономической стабильности, что может быть закреплено через понятие «экономического кризиса», наличие которого однако должно определяться на основании заранее утвержденных показателей, что целесообразно отнести к ведению Правительства;

Также, полагаем необходимым предоставление соответствующих полномочий на издание временного декрета для регулирования возникших качественно новых общественных отношений, требующих незамедлительного правового регулирования, что обусловлено невозможность оперативного совершения указанных действий Парламентом в силу усложненной и долгой процедуры принятия законов, а также межсессионными периодами. При этом целесообразно предоставить право на определение наличия названных пробелов к ведению Верховного суда, выявляющего указанные обстоятельства на основании результатов обобщения судебной практики либо по самостоятельным запросам заинтересованных высших органов государственной власти.

Полагаем, что названная проблема в определении случаев «особой необходимости» может быть решена посредством принятия закона Республики Беларусь «О толковании ч.3 ст. 101 Конституции Республики Беларусь», которым следует точно определить понятие особой необходимости и, соответственно, случаи, в которых могут быть изданы временные декреты Президента Республики Беларусь. Одновременно представляется необходимым внести изменения в ч. 6 ст.2 Закона Республики Беларусь «О нормативных правовых актах Республики Беларусь» в части уточнения самой дефиниции декрета Президента Республики Беларусь.

Кроме того, действующим законодательством, как отмечалось выше, предусмотрена обязанность Главы государства, при передаче временного декрета в Палату представителей для рассмотрения прилагать к нему письменное обоснование необходимости его принятия, однако отсутствуют полномочия палаты, в случае признания издания временно декрета необоснованным, а равно и не согласием членов Палаты представителей с предложенным обоснованием, на возврат такого декрета без рассмотрения в установленном порядке Парламентом. Полагаем, что такая проблема может быть решена посредством внесения изменений в ч.5 ст. 30 Закона Республики Беларусь «О Президенте Республики Беларусь», предлагаемое содержание которых раскрыто в заключении.

Заключение

В ходе проведения анализа компетенции Президента Республики Беларусь и Парламента – Национального собрания Республики Беларусь в области издания нормативных правовых актов сделаны некоторые выводы и внесены конкретные предложения, направленные на разграничение компетенций высших правотворческих органов, решение проблемных вопросов, связанных с юридической силой законодательных актов, уточнение законодательных полномочий Главы государства.

1. Для разграничения компетенции между Президентом Республики Беларусь и Парламентом – Национальным собранием Республики Беларусь, представляется необходимым принять закон Республики Беларусь «О толковании пункта 2 части 1 статьи 97 Конституции Республики Беларусь», основную часть которого предлагается изложить следующим образом: «Обратить внимание субъектов нормотворчества, что Палатой представителей Национального собрания Республики Беларусь рассматриваются проекты законов по вопросам, указанным в п.2 ч.1 ст. 97 Конституции Республики Беларусь. Данный перечень является открытым и не ограничивает Палату представителей в рассмотрении проектов законов по вопросам, прямо не указанным в данной норме. Однако актом высшей юридической силы, регулирующим общественные отношения, прямо названные в п. 2 ч. 1 ст. 97 Конституции Республики Беларусь, является закон, который, однако, не имеет юридической силы в случае расхождения с Конституцией Республики Беларусь, решениями референдумов и обязательными для Республики Беларусь международными договорами. Иные акты государственных органов и институтов государственной власти, в том числе и акты Президента Республики Беларусь, при регулировании общественных отношений, прямо указанных в п.2 ч.1 ст. 97 Конституции Республики Беларусь, должны иметь своей основой закон, издаваться во его исполнение и не противоречить ему. Допускается регулирование общественных отношений, закрепленных в п.2 ч.1 ст. 97 Конституции Республики Беларусь в порядке опережающего законотворчества».

2. Для разграничения законодательных актов по юридической силе, единообразного применения и понимания таких актов правоприменителем, предлагается принять закон Республики Беларусь «О толковании ч. 3 ст. 137 Конституции Республики Беларусь», основная часть которого на взгляд автора должна выглядеть следующим образом: «Изучив результаты деятельности субъектов нормотворчества Республики Беларусь, в целях неукоснительного соблюдения и единообразного применения конституционных положений, обратить внимание субъектов правоприменения, что вопрос о юридической силе законодательных актов разрешен ст. 137 Конституции Республики Беларусь. В силу ч.3 ст. 137 Конституции Республики Беларусь, в случае расхождения декрета или указа с законом, закон имеет верховенство лишь тогда, когда полномочия на издание декрета либо указа были предоставлены законом. Обратить внимание на легальное определение терминов, используемых в указанной норме Конституции Республики Беларусь, содержащихся, в том числе, в законе Республики Беларусь «О нормативных правовых актах». Для целей ст. 137 Конституции Республики Беларусь под законом следует понимать нормативный правовой акт, закрепляющий принципы и нормы регулирования наиболее важных общественных отношений в каждом случае употребления такого термина. При этом, поскольку декреты и указы Президента Республики Беларусь имеют силу закона, указанные акты следует относить к законодательным. Полномочия для регулирования тех либо иных общественных отношений могут делегироваться прямо (путём издания закона Республики Беларусь «О делегировании законодательных полномочий») и косвенно (путём предоставления законодательных полномочий субъектам нормотворчества отдельной нормой иного закона, в частности, имеющей формулировки «если иное не предусмотрено актами законодательства»; «иной порядок может быть установлен «субъект нормотворчества» и иные)».

3. В целях соблюдения принципа разделения властей, системы сдержек и противовесов, усиления роли законодательной ветви власти, и для закрепления перечня обстоятельств, при наступлении которых допускается издание временного декрета Республики Беларусь, именуемых «особой необходимостью», предлагается:

принять закон Республики Беларусь «О толковании ч. 3 ст. 101 Конституции Республики Беларусь», изложив основную его часть следующим образом: «Изучив результаты деятельности субъектов нормотворчества Республики Беларусь, в целях неукоснительного соблюдения и единообразного применения конституционных положений, обратить внимание, что, в соответствии с ч. 3 ст. 101 Конституции Республики Беларусь, издание временных декретов Президента Республики Беларусь, имеющих силу закона, возможно лишь в силу особой необходимости. Под «особой необходимостью» следует понимать: введение на территории Республики Беларусь чрезвычайного либо военного положения; возникновение качественно новых общественных отношений, требующих незамедлительного правового регулирования; экономический кризис. При этом наличие либо отсутствие качественно новых общественных отношений определяется Верховным судом Республики Беларусь по результатам обобщения судебной практики либо на основании запросов заинтересованных государственных органов. Наличие либо отсутствие экономического кризиса определяется Правительством Республики Беларусь на основании показателей убыли валового внутреннего продукта в соответствующем периоде в сравнении с аналогичным периодом в предшествующем году»;

внести изменения в ч.6 ст. 2 Закона Республики Беларусь от 10.01.2000 г. № 361-З «О нормативных правовых актах Республики Беларусь» (ред. от 02.07.2009), и изложить названную часть следующим образом: «Декрет - нормативный правовой акт Главы государства, имеющий силу закона, издаваемый в соответствии с Конституцией Республики Беларусь на основании делегирования ему Парламентом законодательных полномочий (делегированный декрет) либо в случаях введения на территории Республики Беларусь чрезвычайного либо военного положения, возникновения экономического кризиса либо для оперативного восполнения пробелов в законодательном регулировании общественных отношений (временный декрет), когда требу?
Made on
Tilda